Новости Театр имени Ленсовета, Санкт Петербург


богинская сказка

2017-09-21 17:54 15092017 Изменения в репертуаре Уважаемые зрители! Обращаем ваше внимание, что в афише ноября




В хорошей семье жена плачет только при чистке лука. @konaarm


Вокруг достаточно много красивых и симпатичных женщин с соблазнительными телами. Но так мало притягательных и желанных душ. (ФДостоевский)






По деревне я пройду На гармошке сбацаю То корову засосу То свинью замацаю


Юра уронил роль. Есть старый театральный обычай - если ты, упаси Господь, случайно уронил текст своей роли, ты просто обязан сесть на него. И только потом поднять. Иначе, говорят, роль у тебя будет неудачной. Не знаю, какой в этом смысл, и какая связь между удачной ролью и задницей актера. Но - традиции, обычаи... Роль у Юры была не шибко массивная. На пять листов. Не Принц Датский, конечно, но и не Пятый Молчаливый Гриб В Шестом Ряду Немых Грибов. Два выхода в первом акте и пощечина от главного героя. Правда, герой все норовил в последний момент сжать ладонь в кулак, чтобы пощечина повесомей была. Но это только потом. А пока - Юра уронил роль. Художественно уронил. Красиво. Два листа - на первую ступеньку автобуса, еще два - на асфальт и один - в лужу. Ехал бы один да трезвый - молча бы собрал по листочку и спокойно пошел домой. Но не повезло. Вместе с Юрой ехали товарищи по увечью - актеры. С пивом. - Юра, Юра, посидеть! Посидеть положено! Первыми двумя листами Юрка подтерся довольно легко. Просто присел на ступеньку, пока пара друзей придерживали створки автобусных дверей, чтобы ему талант не прищемило. Отпустив автобус, посидели и на страницах номер "два" и "четыре". Последний лист бороздил рябую поверхность лужи под весенним ветерком. Решение созрело быстро. Было предложено взять Юру за руки и с двух сторон аккуратно опустить до уровня лужи. Слегка коснуться джинсой бумаги и тут же поднять страдальца. Встали. Взяли. Опустили. Третий приятель присел сбоку и руководил процессом: - Майна, майна... Еще майна... Осторожненько... Остановка мгновенно наполнилась любопытными. Еще бы, не каждый день мужики друг друга в лужи макают, да еще так нежно. И все бы было хорошо. Наверняка обошлось бы. Но нашелся в зрительном зале какой-то острослов. Он громко, на пол-улицы сказал: - Ну, теперь хватай, хватай! Зажимай задницей бумажку-то! Нельзя такое под руку. Особенно, когда товарищ твой висит на волосок от гиб.. эээ.. от лужи. Уронили, конечно. Зато роль спасли. Получилась. (c)